Строк Оскар Давидович

(1892-1975) латвийский композитор

Творческая судьба Оскара Давидовича Строка представляет собой настоящий парадокс, какие даже в нашей богатой подобными событиями истории случаются нечасто.

Этот блистательный композитор половину своей жизни провел в безвестности, хотя написал более тысячи танго, романсов и фокстротов. Европейцы называли его королем танго, а дома, в Советском Союзе, Оскара Строка заживо похоронили. Министр культуры СССР Е. Фурцева была даже уверена, что композитор, написавший все самые известные танго, «жил в прошлом веке и вообще не в Советском Союзе». Однако Оскар Строк жил и работал именно в XX веке, хотя об этом мало кто знал.

Он родился в латвийском городе Динабурге (ныне Даугавпилс) в небогатой еврейской семье. Свой первый романс одаренный мальчик написал в 12 лет, а уже в 14-летнем возрасте закончил Петербургскую консерваторию.

В буржуазной Латвии его танго, вальсы и фокстроты охотно исполняли известные в прошлом певцы Петр Лещенко, Александр Баянов, Константин Сокольский. В СССР произведения Строка включали в свой репертуар оркестр Леонида Утесова, джазовые коллективы Якова Скоморовского и Александра Цфасмана. Позже романсы Оскара Строка пели Изабелла Юрьева, Клавдия Шульженко, Иосиф Кобзон.

Композитор и сам исполнял свои произведения. Он много гастролировал и к концу двадцатых годов накопил достаточно средств, чтобы открыть собственное дело. Он организовал частное издательство в Риге и стал выпускать еженедельный литературный журнал «Новая нива», позже открыл ресторан. Однако талантливый музыкант оказался плохим бизнесменом. Скоро его коммерческое предприятие прогорело. Спасаясь от кредиторов и налоговой инспекции, Строк вместе с женой, дочерью и сыном бежал в Германию.

Там он тоже был знаменит, но, несмотря на это, ему все-таки пришлось посидеть в долговой тюрьме, хотя и не без пользы. Композитор продолжал сочинять музыку даже там и написал одно из своих знаменитых танго «Мусенька родная».

Освободившись из тюрьмы, Оскар Строк снова оказался в опасности. В это время к власти в Германии пришли нацисты, которые начали истреблять евреев. Композитору с семьей снова пришлось спасаться бегством. Он вернулся в Латвию, где уже установилась советская власть. На какое-то время жизнь короля танго наладилась: новая власть списала ему все прежние долги, и он смог спокойно заниматься музыкой. Но так продолжалось недолго. Началась война, Латвия была оккупирована фашистами, и Строк опять вынужден был бежать. Он с семьей поехал в Москву. Чтобы не оставаться без дела, композитор разыскал в эшелоне среди беженцев других музыкантов и создал вместе с ними капеллу на колесах. Там же в поезде, Оскар Строк написал песню «Мы победим!», которой потом начинал и заканчивал все свои концерты.

После войны композитор с женой и сыном вернулся в Ригу, а его дочь Вера осталась жить в Москве. С тех пор знаменитый автор танго и «пропал без вести», хотя его музыка продолжала звучать во многих концертах, расходилась по всей стране и за рубежом в записях.

Строк продолжал сочинять музыку. Он написал все самые знаменитые танго: «Черные глаза», «Синяя рапсодия», «Скажите, почему», сотни других, романсов и фокстротов, которые распевала и под которые танцевала вся страна, но самого композитора как будто не существовало. Его имя старательно вычеркивалось из всех репертуаров, и музыканты, которые отваживались исполнять строковские танго и романсы на концертах, вынуждены были делать это, не упоминая имени автора.

Положение Оскара Давидовича Строка еще больше осложнилось после 1948 года, когда вышло известное постановление ЦК КПСС о композиторах-«формалистах» Н. Мясковском, Дмитрие Шостаковиче и Сергее Прокофьеве. Оно коснулось и Строка. Теперь ему не разрешали записывать пластинки, не выплачивали авторские гонорары за произведения, которые он никогда не прекращал писать. Однако совсем запретить его музыку уже было невозможно. Люди все равно знали и любили ее, хотя даже не подозревали, кто ее сочинил. Очевидно, музыку Оскара Строка любили и чиновники, поскольку время от времени она все-таки появлялась в официально разрешенных записях. Так, в начале 60-х годов вышел двойной альбом «Знаменитые танго мира», куда вошло его танго «Черные глаза», правда, без упоминания имени композитора.

В те годы редкий пленум ЦК Компартии Латвии, где рассматривались вопросы культуры и искусства, обходился без того, чтобы творчество Строка не подвергалось очередной критике. Власти считали его музыку «образчиком упаднического буржуазного искусства». Конечно, на фоне победных фанфар и бодрых прославлений социализма произведения Оскара Строка выглядели несовременно.

Однако если в Латвии композитора хотя и осуждали, но все-таки помнили о его существовании, то в остальном Советском Союзе его просто «похоронили».

Известность неожиданно вернулась к композитору в 1970 году. Тогда на московском телевидении несколько недель подряд в конце передачи «После полуночи» звучало прекрасное танго в исполнении японского певца Еити Сугавары. Ведущий передачи поэт-песенник Анатолий Горохов, автор шлягера «Королева красоты» и песни из телесериала «Следствие ведут знатоки», нисколько не сомневался в том, что и само танго тоже зарубежного происхождения. Однако люди, знакомые с творчеством Строка, узнали его музыку и позвонили в Ригу.

Каково же было изумление Горохова, когда в Москву приехал автор, живой классик, написавший множество изумительных произведений! Поэт и композитор подружились и написали в соавторстве специально для Юрия Гуляева танго «Звездное счастье». А в 1972 году впервые за все послевоенные годы фирма «Мелодия» выпустила пластинку с музыкой Оскара Строка.

Последние годы жизни композитор прожил в огромной коммунальной квартире, где у него была своя комната, а рядом с кроватью стоял арендованный рояль. Он работал до конца жизни и свое последнее танго сыграл в 1975 году.

Со слов внучки Оскара Строка, Тани стало известно, что буквально за час до смерти он сидел за инструментом и играл врачу Скорой помощи, а когда приехала кардиологическая бригада, успел подписать свою пластинку на память врачу-кардиологу. Когда к нему подключили датчики для кардиограммы, Строк попросил сына подать ему папку с отобранными для второй послевоенной пластинки произведениями, положил ее себе на грудь и сказал: «Я все сделал, дальше делай ты». После этого он умер.

Вторая послевоенная пластинка Оскара Давидовича Строка вышла через два года после его смерти. В 1995 году бывший рижский филиал фирмы «Мелодия» выпустил небольшим тиражом две коллекционные кассеты короля танго, где собраны архивные записи членов его семьи.

Добавить комментарий

Расскажи о нас друзьям!